Мадрид, 14 июля 2017, 01:03 — REGNUM Рассматривать европейские автономии на материале Испании очень удобно. Спектр различных автономистских движений лежит от яркого стремления к отделению до способа сохранения некоторых культурных особенностей

тех или иных областей и экономической борьбы с центром за распределение бюджета. К какому из указанных типов относится регионализм валенсийского образца, рассказывает в своей статье постоянный автор ИА REGNUMВладимир Добрынин.Обращаясь к истокам существующих отличий между местной валенсийской и официальной кастильской испанскостью, эти различия можно обнаружить уже в XII веке, когда король Хайие I Конкистадор был вынужден заселить на место сбежавших от него валенсийских арабов несколько десятков тысяч жителей Каталонии и Балеарских островов. Отсюда и сохранившееся различие диалектов, ведь выходцы из Каталонии говорили на каталанском.

От официально принятого испанского он отличается не очень сильно, но, судя по тому, что эти различия продержались в течение восьми прошедших с момента событий столетий, местные жители ценили этот факт и считали его для себя немаловажным.

В конце XIX — начале ХХ века, когда вся Испания находилась под мощным влиянием идеи автономизации областей, Валенсия также следовала в русле суверенизации. Пережив период правления Франко, уничтожившего всякие ростки автономности областей «единой Испании», валенсийский регионализм вновь проявил себя в 70-х годах ХХ века. Теперь он может считать в числе своих достижений наличие табличек с названиями улиц на валенсиано и учет требования знания местного языка для государственных служащих. А вот пробовать свои силы в качестве самостоятельного европейского игрока осторожные валенсийцы не намерены.

Подробности читайте в статье: Валенсийский национализм: между неуверенностью и растерянностью

Читайте также другие статьи Владимира Добрынина по вопросам сепаратизма в европейских странах.