Елена Ханенкова, 24 июля 2017, 16:15 — REGNUM

Послевоенная эпоха завершилась. Обращение Дональда Трампа к польскому народу в Варшаве в начале июля доказывает это особенно ярко. Тон речи ясно свидетельствовал

о том, что те, кто писал президенту эти июльские тезисы, пытаются реанимировать культурно-политический дискурс, который появился на Западе еще в 1945 году.

Лейтмотивом выступления был польский героизм. Трамп упомянул военные победы, основной упор делался на уникальность польского народа: «В то время как Польша могла быть захвачена и оккупирована… ее нельзя было стереть из истории или ваших сердец. В те темные дни вы потеряли свою землю, но не потеряли свою гордость…», — говорил президент.

Речь достигла крещендо к концу, когда Трамп стал описывать Варшавское восстание августа 1944 года. Немецкая армия, как известно, отступала через Польшу, будучи изгнанной из СССР Красной Армией… Отступления Трампа по поводу польской храбрости естественно не могли не найти отклик у аудитории. Воспоминания об этих героических моментах льстят их патриотическому самолюбию. Но смысл речи этим не ограничивался.

«Сегодня произносить слово «Освенцим» — значит осуждать не только нацистскую идеологию, которая вынашивала холокост, но и всю западную культуру, потворствовавшую злу, которое нацизм произвел в чистой форме», — пишет американское религиозное издание First Things о речи Трампа.

«Это объясняет многое из того, что мы унаследовали. Организация Объединенных Наций и интернационализм под руководством США, дополненный открытыми рынками (мир через торговлю!) были предназначены для предотвращения еще одной глобальной войны. «Никогда снова!» это еще и нравственная категория… на которой зиждется многое, потому что, если не за что сражаться, то никто и не будет сражаться», — добавляет First Things.

Трамп не просто сказал «Никогда снова!». Он попытался извлечь из огня и смерти 1944 года возвышающую поляков, и не только их, решимость, честь, гордость и самопожертвование. Короче говоря, Трамп сказал что-то, что противоречит молчаливому консенсусу, который был достигнут после Холодной войны. Фактически в Варшаве президент США заявил: «Давайте жить так, как жили они!». Именно это он имел в виду.

Либеральные комментаторы, кончено, отреагировали на речь Трампа с враждебностью. Сара Уайлдман из Vox заявила, что он использует риторику ультраправых. На CNN Джефф Зелен назвал это «Первой речью белой Америки». Джонатан Капехарт из Washington Post написал, что Трамп использовал «бело-националистические свистки для собак». Аманда Маркотт из Salon подчеркнула, что, переведенные на немецкий язык, многие фразы Трампа звучат как нацистские лозунги.

Американские журналисты хотят видеть больше, чем они понимают. Но Трамп (вернее его спичрайтеры) действительно напирали на «волю» и на тему польского народа, освященного «кровью патриотов».

В будущем, скорее всего, фашизм, который уничтожал Европу до 1945-ого года, вряд ли будет продолжать диктовать свои установки; также как не всегда он будет контролировать наше политическое и моральное сознание, как некое непревзойденное зло, которого следует избегать любыми способами. Это неизбежно, что страх, который когда-то мотивировал нас, потеряет свою силу. Трамп же делал упор именно на классическую риторику: решимость, воля, кровь, жертвы — вся эта основа гражданских речей от Ромула до наших дней… Но сейчас, кажется, что все то, что организовывало нашу политическую культуру в течение трех поколений, безвозвратно теряет актуальность. Что будет дальше? — Это трудный вопрос.

«Речь Трампа некоторые сравнили с речью Рейгана «Сломайте эту стену» — в Берлине в 1987 году. Это ошибка. Рейган тогда хотел ослабления Советского Союза. Его риторика была послевоенной: нужно было свергнуть, обнажить и ослабить противника. А то, что Трамп говорил в Варшаве, было связано с совершенно другой угрозой — бархатным нигилизмом, тенденцией культурного и нравственного разоружения, когда пробудиться, чтобы утверждать или защищать что-либо будет уже попросту некому. В таких обстоятельствах — в наших обстоятельствах — необходимо объединить мотивы, сплотить людей и объединить те аргументы, которые еще являются универсальными для многих. Послевоенная эпоха заканчивается. Но все не может закончиться вот так просто — Освенцимом. Нам нужно что-то, что призовет нас вверх, что-то, что мы сможем чтить», — считает First Things.

«Идеология радикального ислама стремится экспортировать терроризм и экстремизм по всему миру», — сказал Трамп.

Существуют также «силы, которые хотят сломить нашу волю, уверенность в себе и бросить вызов нашим интересам»… Россия, Китай, Северная Корея… А бюрократия истощает жизненную силу и богатство людей и уничтожает их независимость», — об этом говорил Трамп. — Как же на это реагировать? Материальное богатство, боевая слава и технологические достижения необходимы для поддержания страны и нации. Но этого недостаточно. Что еще важнее, и об этом сказал Трамп, — это национальный дух. На самом деле слово «дух» он произнес более семи раз в речи. Также было несколько упоминаний о смежных идеях — таких как «уверенность» и «воля».

Трамп привел слова епископа Михаила Козаля, который умер в Дахау: «Ужаснее, чем потеря боеспособности, может быть только упадок человеческого духа».

Народ может выдержать экономический спад и даже военную оккупацию. От чего он не сможет оправиться — это потеря гордости.

«Защита Запада, в конечном счете, опирается не только на средства, но и на волю его народа…», — сказал Трамп. Это поднимает фундаментальный вопрос нашего времени: «Есть ли у нас уверенность в наших ценностях, чтобы защищать их любой ценой? Есть ли у нас достаточное уважение к нашим гражданам для защиты наших границ? Есть ли у нас желание и мужество, чтобы сохранить нашу цивилизацию?». Трамп также упомянул о том, что будущее либерально-демократического Запада зависит от нелиберальных демократических институтов, без которых Запад не достиг бы современных благ, оно зависит от семьи и веры.

«У нас могут быть крупнейшая экономика и самое смертоносное оружие в любой точке Земли, но если у нас нет сильных семей и сильных ценностей, тогда мы будем слабыми и не выживем». Мы не выживем, если будем пренебрегать не-либерально-демократическими институтами, обеспечивающие эти либеральные демократические ценности: военными и полицейскими. Трамп не просто хочет победы над ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)… Он пытается призвать к возрождению национального духа, уверенности, гордости за Америку и ее союзников.

«Наша собственная борьба за Запад начинается не на поле битвы — она начинается с наших умов, с нашей воли и наших душ», — говорит он.

«Это больше, чем заметки на полях в гостях у поляков. Это описание мира суверенных национальных государств, управляемых народами, гордящимися своей историей и уверенными в своем будущем, объединенные общим делом против врагов цивилизации, свободы и человеческого достоинства», — пишет издание The National Review.

Но в искренность и разумность Трампа верят, конечно, далеко не все американские СМИ. Вот, что пишет издание The Atlantic: «Президент, который произносил непристойные замечания о женщинах, говорит: «Мы считаем женщин столпами нашего общества и нашего успеха». Президент, который даже не читает бумаги перед своими брифингами, говорит: «Мы стремимся все знать, чтобы мы могли лучше узнать самих себя». Президент, который когда-то был не уверен — жив или мертв борец за права чернокожих Фредерик Дуглас, поздравил себя и всех нас с тем, что «мы помним наших древних героев и продолжаем наши вечные традиции и обычаи». Президент, чей бренд известен во всем мире своей безвкусной отвратительностью, призывал: «мы стремимся к совершенству и ценим вдохновляющие произведения искусства».

В Польше президент Трамп наконец дал обещание, которое он опустил в своем выступлении в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. «Для тех, кто критиковал нашу жесткую позицию, я хотел бы указать, что Соединенные Штаты продемонстрировали не только на словах, но и на деле, что мы твердо выступаем за статью 5 — за обязательство по взаимной обороне». Но кого теперь успокоят эти слова? Весь мир видел, как долго Трамп старался избежать их произнесения. Весь мир, и дружелюбный и враждебный, сделал соответствующие выводы. Как, в очередной раз, справедливо заметил Трамп: «Говорить легко, важны действия»…

Но его действия показывают, что его словам о НАТО нельзя доверять, и им не будут доверять.

Трамп говорил об увеличении расходов на оборону странами НАТО с момента его инаугурации. Реальное увеличение — небольшое по объему, но символическое по важности — явно объяснялось как реакция на снижение доверия к США…

«Время, когда мы могли полностью полагаться на других прошло», — сказала недавно Меркель.

Трамп говорил о том, что эти польские герои напоминают нам о том, что Запад был спасен кровью патриотов; что каждое поколение должно подняться и сыграть свою роль в его защите, и что каждая пядь земли и каждый последний дюйм цивилизации стоит защищать своей жизнью.

Наша собственная борьба за Запад начинается не на поле битвы — она начинается с наших умов, с нашей воли и наших душ. На самом деле, сегодня связи, которые объединяют нашу цивилизацию, не менее жизненно важны и требуют не меньшей защиты, чем клочок земли, за который так долго боролась Польша.

Фраза «кровь патриотов» не ассоциируется с образом президента, который «не любит людей, которые попадают в плен» (как говорил он о сенаторе Джоне Маккейне).

Однако, несмотря на неприятный вкус, еще более странно слышать, как Дональд Трамп говорит о «нашей собственной борьбе за Запад». Если вспомнить его кампанию, то по поводу внешней политики у него была абсолютно четкая идея с 2016 года, а именно: расколоть единство западного альянса. Спинным мозгом западного альянса являются отношения США и Германии, и Трамп уничтожил их с первого же дня пребывания в должности. Эта речь сама по себе представляет собой еще один удар по единству: Трамп отправился в Варшаву, чтобы похвалить и вознаградить польское правительство за то, что в отличие от всех других ведущих союзников Америки в Европе, которые упрекают его за подавление свободных СМИ и политизацию правовой системы, Польша от этой критики воздерживается.

Еще Трамп предупреждал поляков о силах «с юга или востока, которые угрожают… стереть узы культуры, веры и традиции», он говорил не о христианстве, а о христианском мире — особой религиозной цивилизации, которая должна защищать себя от посторонних.

Тем не менее, самая тревожная вещь в речи была ложь в ее основе: «Проблема не в речи, а в динамике. Вещи, о которых Трамп говорил в Варшаве, — это ценности, которые он сам подвергает сомнению каждый день своего президентства… Угроза извне усиливается угрозой изнутри ‑ и именно это заставляет нас не верить ни единому слову, которое президент Трамп произнес в Варшаве», — настаивает либеральное издание The Atlantic.